Черный рынок валюты в Украине: почему это плохо?

Введены ограничения Национальным банком на покупку наличной валюты и отчисления в Пенсионный фонд 2 процентов по купле-продаже иностранной валюты привело к тому, что черный рынок «бумажек» в Украине, откровенно говоря, процветает. Почему неофициальный валютообменный рынок в выигрыше и что делать, чтобы улучшить ситуацию.

Напомним в июне этого года Национальный банк ввел ограничения на продажу иностранной валюты. В течение дня банк может продать клиенту сумму, не превышающую эквивалент 12 000 гривен. К этому времени ограничения составляло 6000 гривен. Между тем на черном рынке валюту можно купить без всякого лимита, причем без уплаты двух процентов сбора в Пенсионный Фонд. То есть выгоднее и удобнее.

Стоит отметить, что с 2015 года отчисления в Пенсионный Фонд при покупке иностранной валюты в размере 2% платят только физические лица, которые осуществляют покупку валюты исключительно в наличной форме (кроме физических лиц, приобретающих иностранную валюту для погашения кредитов). Если иностранная валюта покупается в безналичной форме или осуществляется продажа валюты, пенсионный сбор не уплачивается.

К слову, в начале июня группа депутатов в Верховной Раде зарегистрировала законопроект №4741, предусматривающий отмену сбора в Пенсионный фонд с валютообменных операций.

Обороты черного рынка

Согласно официальным данным НБУ, в 2013 году — до введения военного сбора и отчисления в Пенсионный Фонд, а также к внедрению ограничений на покупку наличной валюты — Украинцы покупали у банков примерно 1, 6 миллиарда долларов в месяц, в 2015 — лишь 57000000 долларов . То есть официально объем покупки валюты сократился почти в 30 раз.

Однако с такими «официальными» данными не согласны в Центре экономической стратегии. По их оценкам месячный оборот на черном валютном рынке составляет 1,2 миллиарда долларов в месяц. Это меньше, чем до кризиса (в 2011-2013 годах он составлял 2,1 миллиарда / месяц), однако эта цифра в 16 раз превышает официальную статистику.

Ликвидность рынка

Между тем «менялы» были, есть и будут. Ведь черный рынок — доступный и, что важно, ликвидный. По его ликвидность указывает, в частности, зависимость курса цены на руду, отмечает Мария Репко, заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии, ведь в некоторый период курс на черном рынке показывал более высокий взаимосвязь валютного рынка и цены на руду, чем официальный курс. В то же время, по ее словам, существование черного рынка потенциально способствует преступным аферам, потому проще отмывать деньги, когда черный рынок есть, чем его нет.

Поскольку оборот на неофициальном рынке происходит вне банковской системы, для регулятора это означает, что он будет недополучать прибыль, а на так называемом спрэде (разницы между ценами покупки и продажи) зарабатывали и зарабатывать другие «игроки» рынка, в то время как банки вынуждены искать капитал и прибыль в другом месте.

Мы посчитали: за текущим спрэдом банки недополучают прибыль от операций около 200 000 000 долларов в год. И соответственно чем ликвидным рынок, тем проще серым импортерам приобрести валюту для контрабандных товаров,
— Комментирует Репко.

Между тем теневая экономика, по оценкам Министерства экономического развития, с 2013 года с 35% официального ВВП увеличилась до 41% ВВП в 2015 году. Поэтому проблема абсолютно не надуманная, теневая экономика спокойно существует, не в последнюю очередь с помощью черного рынка валюты — места, где всегда «крутится» ликвидность.

Возникновение рынка

Черный рынок, отмечают эксперты Центра экономической стратегии, активизируется, если есть ограничения свободного курсообразования (так называемый «искусственный курс»), устанавливается лимит на сумму валютообмена существует паспортиризация валютных операций. То есть неформальный рынок появляется там, где формальный не может полностью обеспечить потребности потребителей.

Что имеем?

Основная проблема, по мнению экспертов — это недоверие к гривне и банковской системы в целом. Поэтому Украинцы не берут гривны или на депозит или наличными, зато предпочитают иностранной валюте. По словам ассоциированного эксперта Центра экономической стратегии Александра Жолудя, это не только проблема Украины, но и вообще монетарной экономики в мире.

Люди всегда найдут пути обойти любые ограничения, которые устанавливает государство. Пока недоверие будет, будет существовать и черный рынок. И даже если в СССР за обмен валюты можно было получить высшую меру наказания, все равно там была купля-продажа валюты. При том, что в принципе, практически невозможно было покупать большинство товаров и услуг или поехать за границу,
— Подчеркнул эксперт.

По его убеждению, также надо понимать, что объемы иностранной валюты влияют на поведение центрального банка по кредитно-денежной политики. Потому что если слишком мало иностранной валюты в обороте — изменениями предложения гривны НБУ способен существенно влиять на рынок. В случае, если на самом деле иностранной наличной валюты по курсу получается больше, чем наличной гривны — монетарная политика, которая влияет на денежные агрегаты НБУ, будет значительно меньше эффект.

Для улучшения ситуации, считает Жолудь, не надо устанавливать дополнительные ограничения закрывать обменники, а просто-напросто уменьшить те ограничения покупки / продажи валюты, что существуют на официальном рынке. Если эти невыгодные «преграды» для населения забрать максимально — черный рынок полноценно конкурировать с официальным. Ведь последний, считает эксперт, имеет свои «врожденные преимущества»: меньший риск получить фальшивые банкноты и безопаснее пребывания в банке, чем, например, на улице.

Небольшая разница

По мнению Олега чури, заместителя председателя Национального банка Украины, неправильным будет считать только продажа банками иностранной валюты населению. Потому покупка иностранной валюты летом этого года была примерно на уровне 300 000 000 долларов и если сравнивать с объемами черного рынка — значит все-таки не слишком большая разница. В то же время, что касается самого закона об отмене отчисления 2% в Пенсионный Фонд, то Нацбанк, по словам чури, всегда выступал за это аннулирование.

К сожалению, мы не тем субъектом, который вносит эти предложения и может их осуществить. Это все-таки прерогатива парламента. Более того, пункт об отмене 2% внесен в меморандум сотрудничества с МВФ,
— Отметил заместитель председателя Национального банка Украины.

В свою очередь причина долларизации и наличие теневой экономики в Украине, считает он, является структурной и не может напрямую зависеть от политики Национального Банка, задача которого — обеспечить макроэкономическую стабилизацию страны. Поэтому, по словам чури, необходимы структурные реформы, которые выведут бизнес из тени. В частности, законопроекты, которые обеспечат верховенства права, право собственности, судебная реформа, а также реформа правоохранительных органов.

По моему мнению, отмена 2% налога в Пенсионный Фонд — это один из шагов на пути к долларизации. Многие страны мира проходили этот путь. Но это у них заняло буквально десятки лет. В Украине теневую экономику мы уже имеем более 25 лет,
— Отметил чури.

Нельзя не согласиться с этим утверждением, убеждена Мария Репко. Аннулирование сбора в Пенсионный фонд, по ее мнению, закрывает лишь небольшой канал спроса на доллар. То есть тот спрос, который демонстрирует населения. По словам Репко, потенциальный выигрыш от отмены сбора в Пенсионный Фонд иметь все основные игроки рынка: правительство, Национальный Банк, коммерческие банки. Некоторое отрицательный результат может быть для бюджета (примерно 200 000 000 гривен, если брать план на 2016 год). Однако он имеет шансы компенсироваться ростом прибыльности банков, вернут себе долю в валютообменном бизнесе, и, без сомнения, негативным будет результат только для операторов черного рынка.

Можете вставить форму или предложить подписаться на вас в социальных сетях